28
Фев

Интервью со спикерами первого заседания Организационного комитета VI Конференции


Луис Лурес
Заместитель Исполнительного директора
Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС)

  • Прошел год с тех пор как на Генеральной Ассамблее ООН международным сообществом была одобрена стратегия Ускорения мер для прекращения эпидемии СПИДа (Fast Track). Какие вы заметили улучшения? Как страны мобилизуются для достижения поставленных целей?

С точки зрения глобального контекста многое изменилось. Я был свидетелем принятия важных решений, как в самой Организации Объединенных Наций, так и в конкретных странах. Я видел, как укрепляют свое лидерство  различные организации и учреждения, без которых нельзя представить борьбу с эпидемией. Что касается позитивных изменений — недавние исследования, проведенные организацией ПЕРФАР, наглядно демонстрируют, что для стран Африки к югу от Сахары дела складываются неплохо. Речь идет о странах, сильно затронутых проблемой ВИЧ, таких как, Зимбабве и Малави. Люди возвращаются в школы, на работу, ведут нормальный образ жизнь — все благодаря доступу к лечению и сильной поддержке со стороны сообществ. С другой стороны, фактические данные указывают на то, что эпидемия ВИЧ продолжает расти в наиболее уязвимых слоях населения – глобальном МСМ сообществе, среди работников секс-бизнеса, транссексуалов. Мы невольно наблюдаем парадокс — нельзя положить конец эпидемии, если в первую очередь не решить эту проблему.

  • Как Вы оцениваете запреты на въезд и пребывание в странах иностранных граждан с ВИЧ? Как эти запреты влияют на борьбу с эпидемией?

В стратегии борьбы с эпидемией нет места подобным запретам. Нет никаких оснований для их существования в первую очередь. Эпидемиология ВИЧ ясна – запрет на путешествия не предотвращает инфекцию. Скорее наоборот – первое, что делают люди, которых затронули эти ограничения – уходят в подполье. Они путешествуют в любом случае, но делают это незаконно. Им гораздо труднее получить доступ к профилактике, лечению и другим услугам. В свете последних событий, я вижу прогресс в регионе Восточной Европы и Центральной Азии и  надеюсь, что к следующей конференции EECAAC ограничения на въезд и пребывание будут сняты.

  • В ходе первого заседания Организационного Комитета VI Конференции Вы упомянули важность «наведения мостов» между предстоящей 22-й Международной Конференцией по СПИДу (AIDS-2018) в Амстердаме и EECAAC-2018 в Москве. Каким вы видите это сотрудничество?

Оно уже началось. Такое сильное представительство голландских коллег в подготовительных дискуссиях VI Конференции являются очень хорошим знаком. Посол Нидерландов в Москве заинтересован в организации встречи, которая соберет за одним столом российских и голладских управленцев, руководителей, экспертов. Эта инициатива была поддержана послами Южной Африки и Бразилии. В ее основе лежит идея создания уникального пространства для развития крепкого международного сотрудничества в борьбе со СПИДом. История доказала, что решение глобальных проблем намного эффективнее при объединении странами усилий. Это касается и наших конференций. Есть несколько вариантов для совместных сессий или симпозиумов, но нельзя игнорировать два фактора. Первый — представительство. Мы должны обеспечить широкое представительство коллег из Нидерландов и других стран на VI Конференции. В то же время, на Международной конференции по СПИДу в 2018 году предполагается значительное участие экспертов из России и стран Восточной Европы. Второй важный фактор — это язык. Делегаты могут разговаривать на разных языках, но они не должны испытывать каких-либо проблем в общении друг с другом.

 


Питер Рейсс
Сопредседатель 22-й Международной Конференции по СПИДу (AIDS-2018),
профессор медицины Академического Медицинского Центра в Амстердаме

  • Какие Ваши ожидания от 22-й Международной Конференции по СПИДу? Какой Вы ее себе представляете?

Мы ожидаем собрать в одном месте множество людей со всего мира и  надеемся, что Амстердам является достаточно привлекательным пунктом назначения. Как вам известно, в повестку Международной Конференции войдет обсуждение региона Восточной Европы и Центральной Азии. Мы приложим все усилия, чтобы эксперты из этого региона могли посетить наше мероприятие. В конце концов, конференция должна иметь переходящий эффект и способствовать улучшению ситуацию с лечением, уходом и профилактикой ВИЧ-инфекции в регионе.

  • Какой вклад со стороны делегатов из Восточной Европы и Центральной Азии вы бы хотели видеть?

Мы хотим увидеть их широкое представительство. Xарактер международных конференций по СПИДу подразумевает участие не только ученых, но и всех специалистов, имеющих отношение к проблеме ВИЧ. Сообщество людей, живущих с ВИЧ, а также представители уязвимых групп находятся в центре всего этого. Нам нужно, чтобы и они принимали участие. Мы приветствуем ученых, врачей, эпидемиологов, политиков, активистов и представителей уязвимых групп населения.

  • Нидерланды достигли прорыва в деле снижения числа новых случаев ВИЧ-инфекции. Что стоит за этим успехом?

На заре эпидемии в нашей стране начали работать программы снижения вреда, включающие обмен шприцев и метадоновую заместительную терапию. Это дало свои плоды – если вы взглянете на наши последние данные, то не обнаружите прироста случаев инфицирования среди потребителей инъекционных наркотиков. В данный момент наша главная проблема – это новые случаи инфицирования ВИЧ у мигрантов, пребывающих в Голландии. Общее число новых случаев ВИЧ-инфекции снижается, но недостаточно быстро. Мы хотим ускорить этот процесс. Доступность лечения – главная составляющая успеха. У меня нет при себе прямых доказательств, но думаю, подразумевается само собой, что если люди имеют доступ к лечению и раннему началу АРТ, то это позволяет избежать последующей передачи вируса. К сожалению, нам до сих пор не удается охватить определенные группы населения, поэтому сейчас мы сосредоточены на разработке новых способов взаимодействия с представителями этих групп. Еще одна большая проблема, которую мы наблюдаем – поздняя выявляемость. 40% вновь выявленных лиц в деревенских и городских районах Амстердама обращаются к врачу уже на поздних стадиях развития ВИЧ-инфекции. Подобное не должно происходить. Очевидно, что они никогда не проходили тест на ВИЧ, а теперь оказываются в отделении неотложной помощи с положительным статусом. Встает вопрос – мешает ли стигма этим людям дойти до лечебных учреждений, чтобы протестироваться, или же наши услуги не имеют достаточного охвата? Нам нужно более тесно сотрудничать с представителями сообществ и искать пути для улучшения ситуации. Система еще не совершенна, но мы определенно движемся в правильном направлении.

 


Готфрид Хирншалл
Директор Департамента ВОЗ по ВИЧ/СПИДу

  • В новых рекомендациях ВОЗ самотестирование на ВИЧ упоминается как важный компонент профилактики. Появились ли уже страны, в которых данный вид профилактики интегририрован в национальную стратегию борьбы с эпидемией?

Самотестирование имеет большие перспективы. В целом это облегчает процесс тестирования. В идеале, вы должны знать, что делать в случае положительного результата, а именно обратиться за помощью в поликлинику или в лечебное учреждение. В ряде стран, таких как Франция и Соединенное Королевство, самотестирование начинает активно использоваться, не исключается его внедрение в качестве компонента национальной стратегии. Вместе с ЮНИТЭЙД мы планируем запустить пилотный проект по самотестированию в ряде стран Африки. Все больше стран хотят узнать, как этот опыт может быть использован с учетом их реалий. Самотестирование выручает в ситуациях, когда в стране существуют категории людей, подвергающихся дискриминации или даже уголовному преследованию. У них имеются определенные страхи относительно посещения учреждений здравоохранения. Самотестирование поможет им с легкостью узнать свой ВИЧ-статус у себя дома, сохраняя полную конфиденциальность.

  • За последние несколько лет в мире наблюдается появление новых, эффективных, но зачастую дорогостоящих АРВ-препаратов. В то же время, многие страны сталкиваются с проблемой недостаточного охвата пациентов АРВ-терапией. Где вы видите баланс между расширением доступа к лечению и закупкой эффективных препаратов по разумной цене?

Мы достигли хорошего охвата в тех странах, в частности, в странах Африки к югу от Сахары, в которых зарегистрировано большое число людей, живущих с ВИЧ. Нам удалось существенно снизить цены в этих странах, благодаря производству дженериков, конкуренции на рынке дженериков, а также за счет местного производства. Низкие цены отнюдь не означают, что эти препараты уступают по качеству. Препараты проходят тщательную проверку, чтобы соответствовать стандартам. Мы называем это «преквалификация лекарственных средств». К примеру, в Южной Африке в настоящее время качественную терапию получают более двух миллионов пациентов. Схемы лечения очень дешевые и имеют высокие показатели успеха. В некоторых других странах со средним и высоким уровнем доходов, из-за патентной защиты и вопросов интеллектуальной собственности снизить цены на тот же уровень становится более сложной задачей. Несмотря на это, некоторым странам это удалось. Даже в России мы наблюдаем снижение цен. Оно не настолько явное, как в странах с низким уровнем дохода, но заметное.

  • Что подразумевает под собой понятие «пациентоориентированная помощь»? Какую роль она играет в формировании новых рекомендаций ВОЗ?

Всемирная Организация Здравоохранения, равно как и поставщики медицинских услуг должны стараться увидеть проблему глазами пациента. Когда к вам приходит больной человек, симптомов зачастую может быть несколько. У пациентов с ВИЧ, например, могут наблюдаться сочетанная инфекция гепатитом, туберкулезом, сердечно-сосудистые или психические заболевания. Так что «пациентоориентированная помощь» означает для нас поиск истинных проблемы со здоровьем пациента и обеспечение наиболее целостного лечения. Когда приходит пациент с ВИЧ, назначение одной АРТ недостаточно, нужно смотреть на общую картину. С точки зрения ВОЗ, мы стремимся к унификации услуг по лечению и профилактике ВИЧ-инфекции, туберкулеза, гепатита. Концепция лечения и ухода должна концентрироваться вокруг пациента и делать упор на его потребностях.