21
Дек

Виней Cалдана: «Необходимо лечить всех ВИЧ-инфицированных»

В этом году в России во время Всемирного Дня борьбы со СПИДом особенно широко обсуждалась проблема охвата лечением людей, живущих с ВИЧ. Об этом разговариваем с директором Группы региональной поддержки ЮНЭЙДС для Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) Винеем Патриком Салдана.

— Господин Салдана, сегодня на пресс-конференции, организованной движением «Пациентский контроль», прозвучало, что в России не более трети людей, живущих с ВИЧ, получают лечение. Какие меры необходимо принять для срочного изменения ситуации?

— Необходимо принять твердое и немедленное решение о принятии стратегии тестируй и лечи (test and treat). В соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которые существуют уже несколько лет, все люди с положительным диагнозом должны получать беспрерывное и качественное лечение. Вместе с тем, в рекомендациях по лечению от Министерства Здравоохранения России, есть указание отдавать приоритет в лечении пациентам с иммунным статусом ниже 500 клеток СD Таким образом, при ограниченном доступе к лекарствам, врачи вынуждены назначать их тем, у кого наиболее снижен иммунитет и создавать, так называемый, список ожидания. Во многих регионах ситуация критическая.

Сейчас в России проводят массовые тестирования на ВИЧ-инфекцию. Однако, чтобы у человека была мотивация пройти тест, должна выполняться и вторая часть стратегии – лечение. Если человек боится, что у него был сомнительный контакт или знает, что его половой партнер является ВИЧ-инфицированным, это говорит о прямом риске заражения. Очень хорошо, чтобы этот человек узнал свой статус. Но если он знает заранее, что не получит лечение, что в центрах СПИД есть «списки ожидания», то особой мотивации для тестирования не будет. Чтобы снять эти вопросы, правительства всех стран мира должны ввести политику о выявлении и лечении. Приятно отметить, что в Восточной Европе и Центральной Азии (ВЕЦА) уже немало стран, которые уже объявили это: Армения, Украина, Казахстан. Они лечат всех при положительном диагнозе, пациент обращается и получает помощь. Если Россия хочет выйти на показатель 90/90/90 к концу 2020го года, то решение о выявлении и лечении должно быть принято в 2018 году.

— Год назад в России приняли Государственную стратегию противодействия распространению ВИЧ-инфекции до 2020 года. Как вы оцениваете ее эффективность?

— Cам факт того, что есть стратегия – огромное достижение. На протяжении многих лет эпидемиологическая ситуация была тяжелой ввиду отсутствия таковой. Впервые правительство издало важный государственный документ, который призывает к срочному усилению мер по отношению к ВИЧ-инфекции. Очень правильно, что это меры не только со стороны правительства, но со стороны общества, СМИ, частных предприятий, профсоюзов.

Вместе с тем, хотелось бы, чтобы те, кто составлял документ Стратегии, дополнил бы ее четкими цифровыми целями на каждый год: на сколько должно снижаться количество новых случаев ВИЧ-инфекции, сколько пациентов должно быть взято на лечение. Цели на пять лет есть, но как разбить и следить за поэтапным достижением промежуточных задач каждый год?

— Вадим Покровский сказал, что Стратегия слабо подкреплена материально…

— Это вопрос государственных приоритетов. Я думаю, что Россия, которая имеет ресурсы и знает, как правильно их распределить, может собрать нужный объем финансирования для того, чтобы победить ВИЧ-инфекцию. Дело не только в увеличении бюджета. Существуют качественные препараты, имеющие более низкую стоимость чем, те, которые закупаются в России. Поэтому, помимо того, что правительство может выделить в два-три раза больше денег, можно ведь и снижать стоимость лекарств. За последние два года, благодаря активной позиции Минздрава, произошло рекордное снижение стоимости лечения ВИЧ-инфекции в России. Необходимо продолжать эту политику, пока лекарства не будут доступны всем. По нашим оценкам, в регионе ВЕЦА, стоимость лечения не должна превышать 200 долларов на пациента.

— Говоря о снижении стоимости, вы имеете ввиду работу по принудительному лицензированию лекарств?

— В том числе и это. Когда обсуждалась выдача принудительной лицензии впервые, правительство России в лице Министерства здравоохранения забеспокоилось, что зарубежные фармкомпании могут уйти из нашей страны, прекратят клинические испытания и Россия будет отлучена от новейших разработок. Я знаю более 15 стран в мире, которые выдали принудительную лицензию на препараты для лечения ВИЧ. Ни в одном из этих случаев ни одна фармкомпания не прекратила свое существовании на территории этих государств. Напротив, такая политика привела к более резкому снижению цен и улучшению доступа к лечению. Поэтому я очень приветствую обсуждение этих вопросов на всех уровнях.

Можно выдать лицензию на выпуск препаратов отечественного производства либо содействовать закупке качественных препаратов из-за рубежа по низкой цене. Так, Бразилия, например, на протяжении 20 лет славилась тем, что была производителем большинства лекарств «первой линии» для своих граждан. Однако, три года назад, еще до рекомендаций ВОЗ, страна первой приняла решение лечить всех. После подсчетов стоимости стало ясно, что такого охвата невозможно достичь при лечении только отечественными препаратами. Тогда они начали закупки в Индии у брендовых производителей дженериков за 400 долларов на пациента в год. Это очень интересный пример того, как можно обеспечивать доступ к качественным препаратам без нарушения патентного права.

— Наверняка вы будете принимать участие в 22-й Международной Конференции по ВИЧ/СПИДу в следующем году в Амстердаме. Каковы ваши планы на это событие?

— У нас единый план в отношении двух очень важных конференций: 6-й Международной Конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии и 22-й Международной Конференции по ВИЧ/СПИДу в следующем году в Амстердаме. Как ЮНЭЙДС, мы являемся соорганизаторами ЕССААС2018, а также членами Комитета AIDS Мы призываем специалистов и СМИ не только принимать активное участие, но и выстраивать некий стратегический мостик между этими конференциями. Хочется, чтобы международные участники как можно больше делились своим опытом на ECCAAC (2018), а представители региона ВЕЦА широко представили свои наработки на AIDS 2018.

Источник: afew.org