20
Июл

ТАТЬЯНА ВИНОГРАДОВА: «С УЯЗВИМЫМИ ГРУППАМИ МОГУТ РАБОТАТЬ ТОЛЬКО ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ»

Автор: Анастасия Петрова, Россия

Главным российским событием в сфере борьбы с ВИЧ в прошлом году стало принятие Государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации до 2020 года. Одной из ключевых задач Стратегии стало объединение усилий государственных и некоммерческих учреждений в борьбе с эпидемией. О том, как реализуется это взаимодействие в самом прогрессивном городе России, мы поговорили с заместителем главного врача Санкт-Петербургского ГБУЗ «Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями», кандидатом медицинских наук, врачом в третьем поколении Татьяной Виноградовой.

— Татьяна, поддерживаете ли вы задачу по внедрению межведомственных программ профилактики ВИЧ-инфекции среди уязвимых групп с привлечением социально ориентированных некоммерческих организаций?

— Взаимодействие с общественными организациями в контексте борьбы с ВИЧ-инфекцией в Санкт-Петербурге – моя прямая обязанность, помимо научно-организационной работы Центра. Я считаю, что это очень важно. ВИЧ-инфекция – это социально значимое заболевание, а группы людей, уязвимые к ВИЧ – потребители инъекционных наркотиков, мужчины, имеющие секс с мужчинами, секс-работники – как правило, являются закрытыми. Я глубоко убеждена в том, что с ключевыми группами могут работать только общественные организации, которые занимаются этим вопросом и имеют опыт работы «в поле». И даже если есть возможность отправить к ключевым группам «человека в белом халате», не факт, что он туда войдет, и что его воспримут так, как должны воспринять для реализации тех задач, которые перед этим медицинским работникам стоят. А у общественных организаций есть доступ в эти закрытые группы, они умеют работать по принципу «равный-равному». Их воспринимают адекватно и они могут обеспечить медицинское сопровождение в том числе. Это самое важное! Мы можем выявить сколько угодно ВИЧ-положительных, протестировав большое количество людей. Но каждый раз, когда мы тестируем общее население или представителей ключевых групп, наша задача — не просто протестировать и выявить, а обеспечить медицинское сопровождение. Лучше всего с этим справляются равные консультанты, сотрудники общественных организаций.

— Как «Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» работает с НКО? Есть ли модель, механизмы?

— Санкт-Петербургский СПИД-Центр работает с общественными организациями с самого первого дня своего основания. Когда еще не было Центра СПИД в нынешнем понимании, а был кабинет на базе больницы Боткина, то уже началось это взаимодействие. Первую организацию тогда зарегистрировал Николай Панченко. Так что можно сказать, в Санкт-Петербурге уже есть тридцатилетний опыт работы государственных учреждений совместно с общественными организациями. Мы вместе с начала 90-х годов.

Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями от Комитета по здравоохранению финансирует пункты профилактики ВИЧ инфекции, которые работают в городе. Сейчас есть четыре пункта на базе государственных медицинских учреждений. В этих пунктах мы работаем вместе с общественными организациями, где работают равные консультанты. Вместе с общественными организациями мы проводим массовые мероприятия, акции как дни тестирования, например. Некоммерческие организации также делают круглые столы, пресс-конференции, в которых всегда учавствуют врачи.

Общественные организации также входят в Координационный совет при Правительстве Санкт-Петербурга. В этом совете лидеры организаций, представляющие интересы каждой из ключевых групп: те, кто работает с потребителями инъекционных наркотиков, те, кто занимается ЛГБТ, женщинами, кто оказывает юридическую поддержку. В нашем городе с общественными организациями в контексте ВИЧ-инфекции работает не только Комитет по здравоохранению, но и Комитет по социальной политике. И я не думаю, что есть еще подобная модель где-то в других регионах. У нас НКО получают субсидии и финансирование не только по здравоохранению, но и по социальной политике. По всему городу открыты отделения, где совершенно официально и легально с представителями уязвимых групп работают равные консультанты, поддерживают и сопровождают их в СПИД-Центр.

— Так выглядит, что подобная модель взаимодействия – это западный опыт, который мы переняли?

— Да. Вообще ВИЧ-инфекция в России появилась позже, чем в западной Европе и США. Зачем изобретать велосипед, если уже есть опыт, который можно использовать? Помню, в конце 90-х — начале 2000-х годов, когда была первая волна заболеваемости ВИЧ, среди потребителей инъекционных наркотиков инфекция распространялась очень быстро. За один год было выявлено 10 000 человек. По тем временам, это было что-то страшное. Люди умирали. На тот момент это был смертельный диагноз. Именно тогда появился первый автобус на базе Центра СПИД и наша главная медсестра Марина Петрова сидела в этом автобусе, забирала кровь около станции метро Гостиный двор. Экспресс-тестов тогда в принципе не было, и никто не знал, что они когда-то появятся. Мы забирали кровь в пробирке. Это делали с общественными организациями.

— Есть ли какие-либо показатели эффективности подобного взаимодействия и каковы они?

— Центр СПИД – один из крупнейших центров СПИД в России. 35 000 пациентов стоит на учете, немалая часть которых приходит к нам из мобильных лабораторий местных общественных организаций. У нас в городе есть несколько организаций, которые занимаются экспресс-тестированием, консультированием по вопросам ВИЧ-инфекции. 80% людей с выявленным при такой работе диагнозом встают на учет в СПИД-Центр. Это очень важно, ведь просто выявить – мало. Человека нужно срочно обследовать и решать, нужна ему терапия или не нужна. Необходимо вывести его из той психологической ямы, в которую он проваливается, когда узнает диагноз и мотивировать его на то, чтобы он наблюдался. Ведь если он будет наблюдаться, то он будет жить. Это самое главное. Важно то, что если человек получает антиретровирусную терапию, то он не передает вирус дальше. Так и человек живет, и вирус не распространяется.

— 22-ая конференция по СПИДу AIDS 2018 пройдет в Амстердаме и организаторы хотели бы, чтобы регион Восточная Европа и Центральная Азия был широко представлен. Скажите, вы участвовали в предыдущих концеренциях и планиуете ли посетить следующую?

— Да, впервые я была на конференции по СПИДу в 1998 году в Женеве. Планирую посетить и конференцию в Амстердаме. Уже есть две идеи для доклада. Во время конференции хотелось бы больше узнать о взаимодействии с общественными организациями.

Источник: http://www.afew.org/ru/novosti/tatiana-vinogradova-ru/